kamran

Доминирующий взгляд на азербайджанскую общину Грузии

Новости

Несколько дней назад во время одной из панельных дискуссий я обсуждал доминирующий взгляд грузинского общества на этнических азербайджанцев.

Это письмо является попыткой передать мое видение в письменной форме, с тем чтобы подобные проблемы выходили за рамки небольшой аудитории или конференций, где каждый, в любом случае, признает проблему. Важно высказать и огласить проблемы, которые существуют в нашем обществе, часто неузнаваемые и болезненно доминирующие взгляды на меньшинств в нашем обществе по отношению к этническим азербайджанцам (и в целом почти ко всем этническим группам).
Если обсудить в ретроспективе доминирующий взгляд грузинского государства на своих этнических азербайджанских граждан, прогресс очевиден: если первый президент не рассматривал меньшинства как часть страны и даже говорил об их постепенном выселении, то такие радикальные и экстремистские заявления во время Шеварднадзе не были так открыто озвучены. Тем не менее, в условиях так называемого Failed State, где государственные учреждения не функционировали или не могли функционировать, не было необходимости говорить о существенном изменении доминирующего взгляда на меньшинства. В результате революции роз 2003 года прозападные и модернистские власти изменили многие сферы общественной и политической жизни. Среди них изменилось и отношение к этническим меньшинствам. Однако заявленная правительством политика в этот период, согласно которой все граждане были равны, независимо от их этнической, религиозной, расовой или иной принадлежности, была одновременно противоречивой и поверхностной в реальной жизни. Следовательно, гражданское равенство этнических меньшинств отражалось главным образом в подчинении центральному правительству. Все были одинаково послушны одному человеку. И мнение меньшинств, во многих других вопросах, непонятно нынешним властям. Помимо рутинных действий и заявлений соответствующих бюрократов, на уровне глав государств не встречаются правильно определенные посылы.

Чтобы определить, что означает доминирующий взгляд на меньшинства, прежде всего нам необходимо выяснить, что такое Грузия и грузины, потому что взгляд на меньшинства в значительной степени определяет, где проходит так называемая грань между т.н. грузином или нашим, и другими.

В Грузии есть два вида нарративов, которые являются доминирующими. Согласно одному из них, грузин является этническим грузином и одновременно православным. И те, кто остаются за этой формулой, они представляют меньшинства, незнакомца, проблему. Лучшим примером этого является недавнее исследование Кавказского исследовательского ресурсного центра, которое показало, что почти половина населения считает этническое и религиозное разнообразие негативным.

Вторая точка зрения, которая становится все более и более популярной среди молодежи, заключается в том, что если вы являетесь гражданином Грузии, вы автоматически становитесь частью грузинской нации. Хотя культурные и этнические различия возможны и допустимы.

Следовательно, внешне те же взгляды применимы к этнической азербайджанской общине: один рассматривает его негативно — как «другие», негрузинские, а другой позитивно — нейтральный: как «наш», но реальность более сложна, чем это простое и теоретическое, бинарное отношение. Следовательно, мы предлагаем четыре типа доминирующего взгляда в отношении этнических азербайджанцев (и, вероятно, всех этнических и религиозных меньшинств) с конкретными примерами.

Невидимость

Первый тип доминирующего взгляда — невидимость. Этот взгляд часто характеризует лиц, принимающих решения в государственных органах, других бюрократов, лидеров политических партий, бизнеса (большую часть).
Лучшей иллюстрацией этого является видео, выпущенное Управлением губернатора Квемо Картли в 2018 году, нацеленное на повышение туристического и экономического потенциала региона. Он полностью игнорирует 42 процента населения региона — этнических азербайджанцев. На видео показаны только памятники грузинской и православной культуры, что само по себе хорошо и необходимо, хотя проблема в том, что в нем вообще не отражена этническая азербайджанская и исламская культура. Это не культурное доминирование, а так называемый whitewashing – побелка(отбеливание), сокрытие: Офис губернатора, прямо или косвенно, не хочет видеть этнических азербайджанцев и их культуру в Квемо Картли.

Другим примером является «Стратегия развития Квемо Картли на 2014–2021 годы». Документ объясняет во введении, что проблемы из центра часто не до конца поняты. Одной из основных целей написания этой стратегии является определение конкретных потребностей региона и показать его заинтересованным лицам. Стратегическая цель документа — экономическое и социальное развитие региона. Стратегическая цель далее разбита на четырнадцать конкретных целей. Поскольку в самом документе говорится, что основное внимание уделяется местным потребностям, для читателя разумно ожидать, что потребности 42 процентов населения региона также будут выделены. Тем не менее, в тринадцати из четырнадцати целей стратегии ни раз не упоминаются этнические меньшинства, а четырнадцатая цель на уровне тостов объединяет права женщин, поднятие вовлеченности этнических меньшинств и граждан в одном абзаце.
В результате этот взгляд или его отсутствие приводят к тому, что мы не учитываем интересы этнических меньшинств при предоставлении государственных услуг. Ни местные, ни центральные органы власти не обеспокоены тем, что значительная часть населения не пользуется или не может пользоваться преимуществами, созданными этим государством. Этнические меньшинства превращены в «мертвые души» для государства, лиц, принимающих решения, для институтов.

Видеть опасность

Второй тип доминирующего взгляда — это видеть, как опасность( в лице национальных меньшинств – зам. Перв.). Он характерен для Службы государственной безопасности, Патриархии, а также другим в том числе правительственным и оппозиционным, прогрессивным или традиционалистским, прозападным или пророссийским силам. В этом случае этнические меньшинства рассматриваются сквозь призму опасности, и с этой точки зрения разрабатываются и осуществляются соответствующие меры политики.

Ярким примером такой позиции является процесс рассмотрения пакета конституционных поправок до выборов 2020 года. После того, как стало ясно, что в 2020 году мы переходим к пропорциональной системе с естественным барьером, почти все заговорили о том, что какая трагедия нас ожидает при появлении партии этнических меньшинств. Оппозиция и правительственные чиновники одинаково говорят, что существование партии этнических меньшинств само по себе представляет угрозу. Этот тезис совершенно непонятен для меня.

Конечно, партии, которые разжигают межэтническое насилие и пропагандируют насилие, представляют собой угрозу для страны и ее населения. Но неясно, почему существует опасность для партий, главной заботой которых является достижение этнического равенства. Напротив, такая партия может быть более прогрессивной и прозападной, чем некоторые «национальные» политические партии современности.

Считаю лишним подчеркнуть, как СГБ проводит политические процессы в регионах этнических меньшинств, где почти все основные или второстепенные проблемы решаются не с точки зрения интересов населения региона, а в специальных кабинетах, где они думают не о потребностях этих людей, а о том, как можно управлять регион, чтобы не было разговоров о потребности этих людей.

Я могу понять (но не принять) такое отношение государства к политическим вопросам. Но всегда одна и та же точка зрения касается таких вопросов, как религия и культура. Почти все религиозные организации, работающие на мусульманскую общину, контролируются органами государственной безопасности. И организации, которые не признают и не соблюдают такой контроль, сталкиваются с искусственными барьерами и не получают финансирования от государства (понятно, что в светской стране государственное финансирование религиозных учреждений является неправильным, но если одна организация финансируется, принцип равенства требует, чтобы все финансировались).

Последний вопрос, который имеет страх во взгляде: рассматривать как угрозу — это отношение государства к празднику Элат. Традиционная встреча этнических азербайджанцев, место, где этнические азербайджанцы могли демонстрировать и праздновать свою культуру, рассматривалась как угроза. К сожалению, в результате прямого вмешательства государства эта традиция была отменена, и мероприятие было передано муниципалитету Дманиси под названием «Дманисоба». Этнические азербайджанцы, пришедшие на мероприятие в этом году, не нашли ничего азербайджанского. Следует признать, что сегодня эта традиция уже утрачена из-за страхов и фобий доминирующей культуры.

Видеть, как отсталого

Третий тип доминирующего взгляда – видеть их менее развитыми, отсталыми. Этот взгляд характеризует очень большую часть грузинского населения, которое рассматривает этнических азербайджанцев как отсталых людей цивилизационно, культурно и умственно. Именно на это, некоторые НПО, СМИ, эксперты, прогрессисты или либералы, работая с этнической азербайджанской общиной, делают упор только на такие вопросы, как ранние браки, похищение девочек, незнание языка, фальсификация выборов, нелиберальные традиции и т. д. Но те же люди не видят и не говорят о таких вопросах, как структурное угнетение, этноцентризм и историческая несправедливость по отношению к этническим азербайджанцам.
Этот тип доминирующего взгляда видит причину угнетенного состояния этнических азербайджанцев в самой этнической азербайджанской общине. Логика проста: этнические азербайджанцы не участвуют в политической жизни, потому что они неграмотны, некультурны и нецивилизованны. На это также указывает тот факт, что они не говорят по-грузински. Незнание грузинского языка заставляет их больше отставать. Из-за своих нецивилизованных традиций этническая азербайджанская община насильственно выдает девочек замуж в раннем возрасте. В результате их неграмотность и неопределенность усиливаются, и они отстают от остального грузинского общества.

Согласно этому видению, «этим отсталым людям» нужен спаситель, который спасает и учит, что девочки не могут вступать в брак в раннем возрасте; то, что необходимо учиться и получать образование на грузинском языке, и отказаться от давних традиций, которые «потрепаны» временем. Самое печальное в этом взгляде то, что он был усвоен(принят) многими этническими азербайджанскими молодыми людьми.

Видеть через соседнюю страну

Четвертый тип доминирующего взгляда – видеть сквозь соседнюю страну. Этот взгляд объединяет два повествования в отношении этнических меньшинств. Первый, который я называю «комплексом Мариам Джаши», сравнивает нас с угнетенным положением этнических грузин в азербайджанском государстве, и с этой точки зрения считает, что этнические азербайджанцы, проживающие в Грузии, должны быть благодарны, поскольку нас не притесняют как этнических грузин (ингилойцев) в Азербайджане. Этот нарратив оголяет существующий, но непризнанный взгляд в грузинском обществе, которое красиво упаковано в либеральном дискурсе, но все же выражает себя в таких заявлениях, как замечания Мариам Джаши о защите прав ингилойцев.

Второй нарратив в публичной сфере активно появился при нынешнем правительстве. Среди них премьер-министры и президенты Грузии публично и прямо «обвиняют», что Азербайджан является исторической родиной этнических азербайджанцев, проживающих в Грузии, хотя исторически это население никогда не было частью Азербайджанской Республики. Здесь не только проблематичный и доминирующий взгляд глав государств направлен на этнических азербайджанцев Грузии, но и отсутствует знания истории среди этих людей.

В итоге

Все четыре видения проблематичны и изменчивы. В такой ситуации обвинение этнической азербайджанской общины в том, что она препятствует процессу гражданской интеграции, представляется мне выжитым из пальца аргументом.

Кямран Мамедов — научный сотрудник Центра образования и мониторинга прав человека (EMC).

 

Источник: radiotavisupleba.ge