bbc1

Жизнь в изоляции: как коронавирус вызвал вспышку ксенофобии в Грузии

Новости

Пандемия коронавируса привела к вспышке расизма и ксенофобии в разных странах. Грузии до сих пор удавалось сдержать рост заражений коронавирусом, но волна ксенофобии не обошла ее стороной. На этот раз объектом травли в социальных сетях стали не выходцы из азиатских стран, а свои же соотечественники — этнические азербайджанцы.

«Мне очень тяжело. Говорю себе, что все будет хорошо… Потом мне попадаются эти сообщения, и я просто теряю то, во что верила», — написала на своей странице в «Фейсбуке» 22 -летняя студентка и журналист Гюлгюн Мамедханова из села Текали Марнеульского муниципалитета.

Так она отреагировала на оскорбительные комментарии, которые стали появляться в социальных сетях после подтверждения у 62-летней жительницы Марнеули коронавируса и объявления карантина в двух районах на юге Грузии.

К тому времени в стране было уже более полусотни подтвержденных случаев заражения коронавирусом. Но власти опасались, что случай в Марнеули станет началом масштабного распространения инфекции внутри страны, так как эпидемиологам изначально не удавалось установить источник заражения.

Этим они объясняли введение с 23 марта строгого карантина в Марнеульском и соседствующим с ним Болнисском муниципалитетах, в которых большинство населения этнические азербайджанцы.

Имени заразившейся, как и во всех остальных случаях, официальные лица не назвали. Но сообщалось о том, что до того, как обратиться в местную больницу, она была на поминках, где кроме нее было несколько десятков человек. Масло в огонь подливали слухи о том, что женщина скрыла от врачей, что была в Азербайджане.

На въезде в эти районы встали военные и полицейские, впускали только местных, не выпускали никого. В социальных сетях многие призывали наказать заразившуюся женщину, которая к тому моменту уже находилась в тяжелом состоянии в одной из клиник Тбилиси.

В комментариях обвиняли не только ее, но и всех этнических азербайджанцев в этих районах, — в том, что они не соблюдают меры профилактики и не знают грузинского. Некоторые пользователи пошли еще дальше — они призывали выдворить их из Грузии, называли первобытными и отсталыми.

«Вы притащили сюда эту корону из Азербайджана и Ирана», «чем больше вас уедет, тем нам легче дышать будет» — такие комментарии стали появляться под сообщениями о карантине в Марнеули.

На четвертый день после введения карантина заместитель директора Национального центра по контролю заболеваний и общественному здоровью Паата Имнадзе, сказал, что источник заражения 62-летней жительницы Марнеули «практически установлен» — им оказался один из членов семьи, побывавший до этого за пределами Грузии.

Через неделю уже по всей Грузии ввели комендантский час с девяти вечера до шести утра и новые ограничения, которые премьер-министр Георгий Гахария назвал «фактически всеобщим карантином».

По данным на 6 апреля, в Грузии 188 заболевших. Среди них есть и те, чей источник заражения пока не известен. Два пациента скончались. Одна из них — 79-летняя женщина из той самой зоны строгого карантина.

В ответ на ненависть

«Я гражданин Грузии, этнический азербайджанец, знаю грузинский. Я не нарушаю установленные государством ограничения, остаюсь дома!» — таким постом делились в социальных сетях этнические азербайджанцы, преимущественно молодежь, из разных уголков Грузии присоединяясь к челленджу #нетдискриминации, #останьсядома, #насспасеттольколюбовь.

Кампания была адресована тем, кто писал агрессивные комментарии и представлял незнание языка как признак отсталости этнических азербайджанцев Грузии, говорит присоединившийся к акции Камран Мамедов, исследователь в Центре по обучению и мониторингу прав человека (EMC) и один из основателей организации «Салам», в которой объединены молодые активисты, по большей части грузинские азербайджанцы.

«Это была реакция на агрессию со стороны доминантной этнической группы. Этим я хотел сказать этническому большинству, что среди нас тоже есть те, кто знает грузинский язык. Этим на фоне такой агрессии мы пытались установить коммуникацию между этническим большинством и меньшинством, которой, за исключением очень скудной коммуникации в университетах и Тбилиси, нет уже много лет», — говорит он.

По его словам, есть две реальности: с одной стороны, студенты, молодые этнические азербайджанцы, которые учатся в грузинских университетах и владеют языком, с другой — поколение постарше, выросшее в Советском Союзе, и те, у кого не было возможности учиться в грузинских университетах.

На фоне угрозы распространения коронавируса эта часть населения оказалась наиболее уязвимой — для тех, кто не знает грузинского, не было достаточно информации на понятном им языке, говорит Мамедов.

К примеру, специально созданный правительством в связи с коронавирусом сайт stopcov.ge стал доступен на азербайджанском языке только после объявления карантина в двух районах.

Языковой барьер

О проблеме со знанием грузинского в азербайджанской общине — самой многочисленной этнической группы в Грузии после грузин — свидетельствует и официальная статистика. По данным последней всеобщей переписи населения 2014 года, в Грузии живет более 230 тысяч азербайджанцев, а это более шести процентов населения.

Больше половины из них — около 177 тысяч — живет в крае Квемо-Картли, в состав которого входят Марнеульский и Болнисский районы. Свободно владеет грузинским там только 19 тысяч человек.

Рашан Зиадалиев, студент и директор расположенного в Марнеули Центра гражданской вовлеченности и активизма, одной из ключевых проблем считает уровень обучения грузинскому в школах. Сам он выучил язык только после поступления в университет по специальной программе для этнических меньшинств, которая предусматривает год подготовительных курсов на грузинском.

«Эта программа работает, но ведь не все идут в университеты. Вот я закончил русскую школу, но 12 лет мы учили грузинский язык в школе. И вот после этих 12 лет изучения грузинского языка, я не мог даже нормально общаться на грузинском. И это обычный случай в Марнеули — люди заканчивают школы, но не знают языка», — говорит он.

По его словам, несмотря на то что есть грузинские СМИ, предоставляющие новости на азербайджанском языке, большая часть населения, особенно старшее поколение, смотрит телеканалы России или Азербайджана. Они знали о пандемии в целом и то, что они должны сидеть дома, но у многих не было информации о том, как защитить себя и своих близких от заражения, говорит он.

По словам заместителя Народного защитника Грузии (омбудсмена по правам человека) Екатерины Схиладзе, об этом свидетельствовали и обращения к ним на горячую линию, по которой можно получить консультации на азербайджанском.

«Информационный вакуум особенно чувствовался в первые дни после объявления карантина. Но после того как государственные ведомства, в том числе органы местного самоуправления, активно подключились, и мы мобилизовали информационные материалы на разных языках, изменилось содержание обращений. Раньше большинство звонков касались получения общей информации. Сейчас уже мы перешли на тот этап, когда к нам обращаются по поводу конкретных проблем», — говорит она.

В правительстве говорят, что используют разные каналы для информирования населения, в том числе представителей этнических меньшинств.

По данным аппарата министра по примирению и гражданскому равноправию, в регионах проживания этнических меньшинств раздали более 320 тысяч печатных материалов на азербайджанском и армянском языках с рекомендациями по поводу чрезвычайного положения и карантина.

После объявления карантина по улицам Марнеули и Болниси разъезжали автомобили с громкоговорителями, из которых раздавались призывы оставаться дома — на грузинском, азербайджанском и армянском языках.

Декларированное равноправие

Для 35-летней журналистки, руководителя коммьюнити-радио (радио для определенного сообщества) «Марнеули» Камиллы Мамедовой, которая выросла в 1990-х, ксенофобия в отношении этнических азербайджанцев не была неожиданностью.

«Для нового поколения, молодых азербайджанцев, которые живут в Грузии и читают такие комментарии, это все очень болезненно. У них абсолютно идеалистическое представление об этой стране, и эти боты, или кто бы там ни писал такие комментарии, разрушают это представление. Им говорят, и они сами считают, что они полноценные граждане, и у них есть права, а тут вдруг оказывается, что вот такой агрессивной части населения они не нужны, они не хотят их в Грузии», — говорит она.

Многие годы после обретения Грузией независимости этнические азербайджанцы оставались, по сути, невидимыми для общества, говорит она. После Революции роз 2003 года, казалось, настал перелом.

«Одна фраза Саакашвили о том, что, если кто-то ненавидит азербайджанцев, [то] я азербайджанец, если кто-то ненавидит армян, я — армянин. Эта фраза и гражданский сектор, который начал работать с этническими меньшинствами, изменили многое. До этого мы жили очень закрыто. В Тбилиси тогда ездили только при крайней необходимости, если нужно было поехать в больницу», — говорит Мамедова.

Но, по словам Камрана Мамедова, несмотря на декларируемое равноправие, по инерции продолжающееся и при нынешних властях, волна ксенофобии в соцсетях лишь обнажила то, что чувствовалось и до этого в более скрытой форме в отношении части общества.

«Несмотря на декларированную позицию, мы чувствовали, что как этнический азербайджанец, как не православный — ты не считаешься полноценным гражданином Грузии. Такое отношение всегда было, и это была повседневная реальность для нас», — говорит он.

Дискриминация этнических и религиозных меньшинств остается проблемой в Грузии, соглашаются правозащитники. На фоне пандемии коронавируса всплеск ксенофобии, по их словам, еще более опасен.

«Язык ненависти в условиях распространения этого вируса может иметь более негативное влияние, чем в обычное время. Подобные настроения могут привести к стигматизации и изоляции людей от информации. Они будут меньше интересоваться и включаться в дискуссии о распространении и течении этой болезни. В этом мы видим самую большую опасность», — говорит заместитель Народного защитника Екатерине Схиладзе.

Она отмечает, что в этом случае ксенофобия проявлялась в основном в социальных сетях — под постами, в которых представители этнических меньшинств призывали своих друзей и знакомых соблюдать правила в связи с пандемией.

«Были определенные признаки того, что это была организованная атака на подобные посты. Еще одно подтверждение этому — дезинформация, которую распространяли в соцсетях несколько дней назад о том, что режим карантина отменен, и в Квемо-Картли случаи коронавируса не подтверждены», — говорит она.

«Любовь побеждает ненависть»

Студентка Гюлгюн говорит, что и раньше сталкивалась с ксенофобными высказываниями в адрес этнических азербайджанцев, но не в таком объеме. Она тоже считает, что среди тех, кто писал негативные комментарии, было больше троллей, чем реальных людей.

«Когда я писала этот пост, мне казалось, что плохих людей больше, чем хороших. Но потом я получила столько поддержки и столько позитива, что даже постыдилась, что поделилась этими комментариями троллей. Я знаю, что среди них были и реальные люди, но все-равно нельзя обобщать, ведь такие люди есть и у грузин, и у азербайджанцев», — говорит она.

Многие этнические грузины — студенты, преподаватели и даже чиновники — публиковали посты и комментарии, где просили прощения у этнических азербайджанцев за ксенофобию, с которой им пришлось столкнуться в соцсетях.

«Я уверена, что этнические азербайджанцы успешно преодолеют #Covid-19, но они никогда не забудут, как в этой ситуации мы их обидели. Моя поддержка им! Прошу вас объединиться любовью против дискриминации и ненависти!», — написала в «Фейсбуке» госинспектор Грузии Лонда Толорая.

По словам Камрана Мамедова из Центра по обучению и мониторингу прав человека, волна ксенофобии, которая прокатилась в соцсетях, может обратить внимание общества на проблему, которую многие не замечали до сих пор.

«Я уверен, что определенная рана от этого всего останется у азербайджанской общины, в том числе у меня и моих друзей. Несмотря на то, что мы открыто говорили об этом, даже мы до сих пор никогда не видели такого коллективного и одновременного проявления ксенофобии, — говорит он. — Но это также нам всем, кто хочет, чтобы Грузия была успешной, дает основание объединиться и предложить друг другу пути решения этой проблемы».

Нина Ахметели

Источник/www.bbc.com/